Про биеннале

4 сентября 2017

Дмитрий Безуглов о том, как выжать максимум из «Новой грамотности».



Стриминг тридцати отличных шоу одновременно - ты будто заперт в комнате с вытянутым многосоставным экраном, на котором единовременно показывают самые свежие и важные вещи на свете: от баттла Оксимирона до последних серий GameofThrones или включения из Шарлоттсвиля (прим. ред. - американский город, в котором произошли же порядки в августе). Но ты не можешь найти ни пульт, ни какой-либо контроллер, который бы отключил хотя бы один из стримов. Ты уже завидуешь другим зрителям, которые — вот-вот, буквально через пару недель — смогут беспрепятственно переходить от одного стрима к другому; но пока — это невозможно даже представить.


Пожалуй, эта метафора годится для описания работы над Уральской индустриальной биеннале. Именно что стриминг, ни о какой заготовленной записи не идет и речи. Команде катастрофически не хватает времени на то, чтобы узнавать, что происходит в каждой из сторон проекта, который несводим к одной лишь основной выставке. Прекрасно понимать, что у зрителей будет время — узнать все.

А пока — в параллель монтажу проекта Жоана Рибаса, исследующего «капиталистическую хореографию» современного общества и неумолчно «сопротивляющееся слово», создаются иные прочтения «Новой грамотности».


Например, Женя Чайка уже два месяца кряду вывозит всех желающих на действующие предприятия и показывает им, как варится всамделишная нержавеющая сталь — это программа маршрутов арт-резиденций; Владимир Селезнев, куратор выставки «Миростроение», захватывает один из цехов Демидовского музея-заповедника и обращает его в Цех психологической разгрузки, заполняя емкости, ранее заполненные расплавленным металлом, — спокойно-зеленой водой, в которой беззвучно шлепают губами красные карпы-кои. Эти стримы запущены уже сейчас, и у них отличные качество сигнала и зона покрытия; выставка «Миростроение» ждет храбрецов, готовых отправиться в Нижний Тагил — чтобы, разделив визиты в Цех психологической разгрузки и музей изобразительных искусств — одним слайсом легендарной тагильской пиццы «кваттро майонези» — познакомиться с новыми художественными мирами. Маршруты арт-резиденций растягиваются от Богдановича до Режа — и также, вплоть до самого конца работы биеннале, зовут «растянуть» представление о Свердловской области — и превратить в точки на карте в 19 000 километров, рассмотренные и изученные в режиме «здесь-и-сейчас».


Но, даже если сидящий в комнате пытается сузить фокус и не смотреть все каналы одновременно, — и обратиться исключительно к тому, что происходит в Екатеринбурге, размах проектов уменьшится несильно. Например, один лишь Приборостроительный завод вмещает несколько выставочных проектов: основную выставку, выставку, посвященную истории завода — и специальный проект «Территория авангарда». Завода не существовало на ментальной карте горожан (вплоть до момента, пока не заработал двор Биеннале) — о нем редко писали краеведы и практически никогда не думали горожане. Читатели уже знают, что здесь разворачивается выставка основного проекта, — однако историю завода будут рассказывать и подавать в другом разрезе. Завод, укрытый административной мантией-невидимкой, — оживет в исследовательском проекте куратора Анны Литовских, рассказывающей не о заводе, но о людях, отдававших ему свое время и практически всю профессиональную жизнь. Людях, которые работали в условиях производственной тайны, которым запрещалось говорить о своей работе кроме как с сослуживцами: частные трагедии и истории «маленького человека», терзаемого множественными заботами, впервые будут представлены в пространстве, их порождавшем.  Фокус — не на пространстве, но на эффектах, которые оно вызывало. Аналогичной интенции подчинены специальные проекты — выставка-исследование «Территория авангарда: Большой Урал» Дмитрия Москвина, посвященная тому, как конструктивисткие и авангардные архитектурные ансамбли, создававшиеся в Свердловской, Пермской и Челябинской областях, — определяли и нормировали быт их обитателей; в схожем модусе действует и выставка основного проекта.


Жоан не собирает выставку, представляющую достижения высокотехнологичного искусства; его история — это история мира «после технологий». Мира, в котором уже действуют идеальные шифровальные системы; мира, в котором пользовательские cookie-файлы ценней золотого стандарта; мира, в котором выставленность напоказ соседствует с чувством хронического одиночества, в котором счастливые посты в Instagram могут вызывать душевный разлад — и наоборот.  Аналогичное стремление: разобраться в мире после технологий — стоит за симпозиумом Биеннале, которым занимаюсь я, — открытым циклом докладов и семинаров для тех, кто работает в медиа, искусствоведении и творческих профессиях. Циклом докладов о том, как устроено технологическое настоящее, Мире, в котором мы готовы купить «овершейк», чтобы сфотографировать его один раз — и больше никогда не пробовать это гастрономическое чудо; мире, движимым импульсом к показыванию и потреблению, и озадачивающим нас все больше и больше. Как увидеть и услышать все эти стримы? Одному человеку это удастся, если он не будет делать это единовременно; приятно знать, что биеннале длится целых два месяца. Жаль, что команда не закупилась маховиками времени, но — это никоим образом не помешает зрителям. 



Смотрите также

0

Двенадцать юных и прекрасных дочерей благородных семейств Екатеринбурга снялись для календаря «Стольника» на 2014 год. Премьера календаря – на вечеринке в конце года, а знакомство с самыми завидными невестами города через интервью и портреты кисти дизайнера Никиты Баранова – уже сейчас. 

0

Пока одни находятся во власти распространенного мифа, другие его разрушают. Девять пар на практике доказали, что близкие отношения и общий бизнес не исключают друг друга.

Комментарии (0)